Односельчане.ru

Аул с загадочным и непривычным для лакского языка звучанием Сумбатль расположен в нагорной части Дагестана. Названия лакских населенных пунктов Сумбатль, Унчукатль, скорее всего, являются их русифицированным преложением по аналогии с названиями населенных пунктов аварцев Согратль, Гоцатль и т. д. По-лакски Сумбатль звучит СумбатIул, а Унчукатль - УнчIукьатIи. А загадку имени Сумбатль можно объяснить из древнейшей истории лакцев.

Аул Сумбатль расположен на высоте около 2080 м над уровнем моря у подножья горы Бярта. С самой высокой ее вершины Барт-БакIу видны почти все селения Кулинского района. Интересно, что старожилы по отношению положения cолнца, луны и звезд к этой вершине определяют времена года, моменты начала посева, жатвы и т.д., а вихлинцы - наступление оттепели, ориентируясь на состояние здешнего снежного покрова.

С восточной стороны, в 500-600 метрах, обращенная своей скалистой стороной к аулу возвышается гора Хъассу, высота которой примерно 2800 м. Хъассу, скорее всего, Хъащу (переход с, cc щ обычен в диалектах лакского языка), где хъа - крыло, щу - от глагола щун. Щун - коснуться, попасть в кого-либо, что-либо, тронуть, ударить, толкнуть кого-либо, что-либо. Таким образом, Хъащу означает место, которого касаются крылом (видимо, крылом орла).

С этой горой связаны также и некоторые народные поверья, приметы. Если со скалы отрывается какой-то заметный кусок, сельчане считают, что это к несчастью. Может, совпадение, может, на самом деле так, но подобных случаев были десятки, в том числе за три дня до начала Великой Отечественной войны и перед землетрясением 1948 года.

По рассказам старожилов села, оно образовано из пяти небольших поселений. Остатки этих поселений сохранились и поныне. Отдельные из них отремонтированы и использовались как колхозные фермы. Поселения, из которых образовалось село, кроме Сумбатля, назывались: Ч1ют1ра-Бак1у, Хъуннащи, Ккунцалу, Эялу.

Можно предположить, что слияние этих поселений в одно целое произошло во времена нашествия Надир-шаха в 40-50-х гг. XVIII в. на территории Дагестана. В этой связи представляет определенный интерес описание событий этого периода очевидцем Ясупи из тухума Алимовых, который, будучи 67-летним стариком, в 1801 г. рассказал об этом своему сыну Хасалу. В дальнейшем этот рассказ передавался от отца к сыну в роду Алимовых. Железнодорожный мастер с большим дореволюционным стажем работы на стальных магистралях Северного Кавказа, Алимов Салих, в 1920 г. передал рассказ своему сыну Алимову Юсупу, одному из первых заведующих Сумбатлинской начальной школой, который опубликовал его в журнале «Дружба народов» в 1972 г. на лакском языке. Кроме того, события, описанные в данном рассказе, подтверждают и многие старожилы, которые также получали информацию о тех страшных событиях XVIII в. от своих предков.

Известно, что полчища Надир-шаха неоднократно варварски опустошали дагестанские города и села, грабили имущество, угоняли скот, истребляли жителей. Не обошла стороной беда и лакские аулы. Практически не осталось ни одного лакского населенного пункта, который бы не был разрушен или сожжен. Эта же участь постигла и все пять поселений на сумбатлинских землях.

По рассказу Ясупи, все мужское население этих сел было мобилизовано Сурхай-ханом на борьбу с Надир-шахом и в 1741 г. участвовало в сражении с персами близ аула Хосрех, в местечке Ххилаххия (Аьралиялу). Среди участников этой битвы были и две женщины из Сумбатля - Патимат и Мисиду, которые вместе со своими мужьями и братьями сражались против войск Надир-шаха и погибли.

Оставшиеся в поселениях женщины, старики и дети спасались кто как мог: в сараях, ущельях, лесах. Автор рассказа об этих событиях Ясупи уцелел в погребе для картофеля, куда спрятала его мать. Во всех населенных пунктах в течение нескольких дней свирепствовали не менее чем по 50 всадников-персов, которые разоряли дома, уничтожали их жителей. В дальнейшем персы согнали оставшихся в живых жителей в местечко Шайкъур. По рассказу очевидца этих событий Аьрчча Тарбугъана, который потерял левую руку еще при сражении с персами недалеко от селения Ахты, сюда согнали вначале жителей сел Хьурдарая, Парданная и Сумбатля, а последними были жители из поселений ЧIютIра-БакIу, КкунцIалув. Отдельно на поляне вместе были собраны дети не зависимо от их возраста. На той же поляне кольцом вокруг детей выстроили женщин и стариков, после чего начался «шахкъирман» - шахская молотьба, когда конница персов безжалостно топтала детей. Матери и старики бросались к малышам, пытаясь спасать их, но конница топтала и их. Место, где были уничтожены десятки людей, до сих пор называют «Ччарду дай ар» (место, где происходила молотьба). Это страшное зрелище наблюдал спрятавшийся между скал Тарбугъан. После ухода персов Тарбугъан собрал всех оставшихся в живых людей, сообщил им об увиденных зверствах. Убитые были похоронены и по предложению Тарбугъана все оставшееся в живых 76 человек решили поселиться вместе в Сумбатле.

Следы неоднократных разрушений этих поселений выявляются при археологических раскопках. При раскопках в местах, где похоронены жертвы Надир-шаха, в 50-70 гг. прошлого века находили много перебитых костей ног, рук, черепов - свидетельства той страшной трагедии, хотя эти аулы и раньше подвергались нашествию иноземных захватчиков, в том числе и татаро-монгольских полчищ.

Жители каждого из поселений, а впоследствии и Сумбатля на сходе сельских общин выбирали главу аула. Им становился, как правило, наиболее авторитетный человек. В поселении Хъуннащалу, например, долгое время старостой был Шамхал. Легенда гласит, что у него долго не рождались дети, а когда родилась дочь, он в ее честь собрал большое количество овечьих курдюков для удобрения земли и в середине поля, называемого и поныне Ялтту Къур (Верхнее поле), зажег костер. Возможно, что это легенда, но факт, что на этом поле самая лучшая пахотная земля и урожай здесь получают в 2-3 раза выше, чем на других сумбатлинских землях. Легенда гласит и о том, что дочь Шамхала вышла замуж за сына Чанкура из ЧIютIра-БакIу, скрепив тем самым дружбу жителей этих двух поселений. Это случилось еще до объединения всех поселений в один аул Сумбатль.

Наиболее отдаленным от нынешнего аула Сумбатль было поселение КкунцIалу, где до сих пор сохранились остатки фундаментов жилых домов и следы их неоднократных разрушений. Хоронили они своих умерших выше МикIирагьан. Там и сейчас встречаются остатки могильников, а долина и поныне называется КкунцIалу.

В каждом населенном пункте жило, в основном по одному тухуму. При объединении их в один аул каждый тухум расположился компактно в одном из магалов Сумбатля. Этого принципа придерживались в Сумбатле и при строительстве домов вплоть до начала XX в. В дальнейшем от каждого тухума образовались свои ветви, но принадлежность к своему тухуму сумбатлинцы признают и по сей день. К примеру, к тухуму Ссункулсса принадлежат: Къабанхъул, ОьахIмадихъул, ЯхIиял Эссухъул, Къуппил Ирбухъул, ЯхIял МахIамадахъул и т.д.; к тухуму Зяхпухъул - Пакъул Аьлихъул, Пакъу Аьвдухъул, Магьдихъул, Гъазил Аьвдуллах Чхъул, Маймихъул, XIанзахъул, Аьвдуллахъул и т.д.

Позднее в ауле Сумбатль образовались и новые тухумы: ЧIанкIри, Бутухъул, Ацухъул, Сусухъул и т.д. Кроме них, в селении проживают 20-30 семей из соседних селений Вачи, Кая, Гамиях, Кули. От семьи, в свое время переселившейся из Кули в Сумбатль, сейчас уже 22 семьи. В селении проживает немало семей - представителей от смешанных браков с аварцами, даргинцами и другими народами. В частности, в Сумбатле проживают семьи, образовавшиеся от пленных грузин во время набегов горцев на Грузию. По свидетельству Ясупи, в Сумбатле пленные назывались ссункулсса (от слова «сункухъ» - пленный). В ауле было еще и два тухума Бахъил Оьмахъул и наверху селения - ЧIанкIри, о которых Ясупи в своих рассказах ничего не говорит. Видимо, они обосновались здесь позже XVIII в.

По преданию, первые дома в Сумбатль, называемые ярпулзяллу, появились в местечке Хъарас-Щай-Хъу. Кто был хозяином этого дома и откуда он прибыл неизвестно. Рассказывают только, что в этом доме жили две сестры. Одна из них вышла замуж за пастуха, другая жила одна, без мужа. Сохранилось немало легенд о второй сестре, которая обладала чудодейственной силой. На том месте, где жили эти сестры, позднее был построен дом Маллаева Мусы.

Жители поселений расположились на определенных участках аула, которые и по сей день именуются Ардаралу, Ялту МяхIла, Лултту МяхIла, Халватриялу. На кладбище также каждый тухум имел свой определенный участок. Большие тухумы, например Сункулсса, хоронили своих покойников с южной стороны кладбища, Захпухъул - с северной стороны, Бугъанахъул - в средней части кладбища и т.д. В советский период покойников хоронили уже не соблюдая принадлежности к тому или иному тухуму.

Как известно, в 1868 г. после окончания Кавказской войны в Дагестане было образовано 9 округов. Аул Сумбатль входил в Казикумухский округ. Одновременно были упорядочены органы управления городами и селами Страны гор. Высшим органом в ауле стал сельский сход, где выбирали старшину селения. С 1870 по 1908 год, в течение 38 лет, старшиной (старостой) аула Сумбатль был Гъазил Аьвдуллагъ, потом с 1908 по 1921 год Манапов Адан, Магаев Ибрагим (МяхIайл Ирбу) - дважды, Мяммаев Али (Мяммахъал Аьли), Исаев Юнус.

В 1921 году был сформирован сельский Совет, а сам Сумбатль вошел в состав Аштикулинского участка Казикумухского округа. Первым председателем сельского Совета был избран Сулейманов Алил. В последующем председателями сельского Совета работали Амучиев Гази, Зурмаев Магомед, который во время Великой Отечественной войны был награжден орденом Трудового Красного Знамени. О нем Северокавказской киностудией был снят документальный фильм. Последующими председателями сельского Совета работали Расулов Гусейн, ЯхIияева СахIив, Гаджикурбанов Илларкади, Абдуллаева Джамилат, Бугаев Иса, Сулейманов Абдул, Ягияева Рая, Алилов Ахмед, Алилов Цаххуй, Омаров Али. Каждый из них внес свою лепту в развитие экономики, культуры, образования, в решение социальных проблем жителей села.

Среди них особо хотелось бы выделить Гаджикурбанова Илларкади, ветерана Великой Отечественной войны, наставника молодежи, имеющего особенно большие заслуги перед сумбатлинцами, о нем до сих пор добрым словом вспоминают все односельчане. По инициативе Илларкади был построен водопровод для подачи в селение питьевой воды, облагорожено кладбище, подано электричество для бытовых нужд и освещения селения, построена пристройка к школе, улучшены дороги и многое другое. В течение почти 20 лет Илларкади был наставником и воспитателем сельской молодежи в духе патриотизма и добросовестного отношения к труду.

Основным занятием сумбатлинцев, как и жителей других лакских селений, было земледелие и животноводство. На значительной части их территории было организовано террасное земледелие, что говорит о древности производства злаков в Сумбатле, так как появление террасного земледелия в Дагестане относится к незапамятным временам. В основном сеяли рожь, ячмень, голый ячмень, бобы, овес, лен, из семян которого делали урбеч. Урожайность зерновых обычно составляла 8-10 центнеров с одного гектара, что обычно для горских террасных земель. В качестве удобрения обычно использовали, как и везде в горах, навоз и золу. Вспашка и молотьба осуществлялись с использованием быков, редко лошадей. В основном при проведении сельскохозяйственных работ быков, ослов использовали сообща, помогая друг другу. Начало пахоты отмечали, как и поныне отмечают, большим праздником «Хъарас щаву» (праздник первой борозды). Обычно его отмечают в последней декаде марта. Вспашкой, сенокосом занимались, как правило, мужчины; уборкой урожая зерновых, вязанием снопов - женщины. Начиная с трудных военных лет, когда мужское население было мобилизовано на фронт, все эти работы выполняли женщины и дети, да и сейчас на них приходится львиная доля этих работ. Зерно мололи на трех мельницах: Мусил гъарахъалу, Хизрил гъарахъалу, Багнал гьарахъалу. В определенные периоды мельницы или один из жерновов настраивали на молотьбу семян льна для изготовления урбеча.

По рассказам старожилов, впервые картофель в Сумбатль привез Магомедов Утунши, который много странствовал по России до революции, работая на российских железных дорогах. Около 20 лет до революции он работал помощником начальника одного из отделений Петербургской железной дороги, а в дальнейшем бригадиром железнодорожной станции Самара. В 1918 г. вернулся в родной аул. По рассказам старожилов села, он привез с собой 12-14 штук картофеля из Самары. Вполне вероятно, что именно с этого и началось распространение картофелеводства в Сумбатле, а может быть, и во всей Лакии. Недаром сумбатлинцев остальные лакцы иногда дразнят, называя их «оьрус нувщи сумбатIул» («сумбатлинцы - русский картофель»).

Наряду с земледелием сумбатлинцы занимались и животноводством. Летом овцы паслись на альпийских лугах - летних пастбищах. В этом отношении аул располагал богатыми пастбищами: Къулкъа, ХIажимуси, Аьлибаг, Аькулалу, Бюхттул ссуру, Хъассу-Щюллу. Еще в давние времена сумбатлинцы по договору с жителями Карабудахкента, Касумкента за определенную плату арендовали пастбища для зимовки мелкого рогатого скота. Каждое хозяйство выделяло по 2 барана как плату за аренду пастбища, из которых один отдавали чабану. Крупный рогатый скот в зимний период содержался в ауле у каждого хозяина дома, а в летний период скот находился в оставшихся постройках старых поселений, из которых в свое время образовался Сумбатль. После создания колхоза старые постройки были отремонтированы и благоустроены, использовались и поныне используются как колхозные фермы. В летний период многие годы крупный рогатый скот перегоняли в местечки Къулхълуйн и Бюхттул Ссуруйн, где имелись небольшие, приспособленные для скота и людей, помещения и хороший травостой.

С далекой старины сумбатлинцы успешно трудились на своих землях, поля держали в добротном состоянии, сельхозработы проводили своевременно и качественно, получая хорошие урожаи по местным меркам. Сумбатлинские старожилы не помнят о существовании эксплуатации в ауле. Как правило, сельхозработы выполнялись сообща, люди помогали друг другу. Те, кто имел большие участки пахотной земли, по договоренности привлекали к сельхозработам людей из других селений с соответствующей оплатой в виде зерна, картофеля или скота.

Об уровне животноводства и пастбищных условий села говорит тот факт, что в Сумбатле на душу населения в дореволюционный период приходилось домашнего скота больше, чем во многих других аулах. Так, по переписи населения 1886 г., в Сумбатле было 146 хозяйств. На одно хозяйство приходилось 3 головы крупного рогатого скота, 22 головы мелкого рогатого скота, на 2 хозяйства по одной лошади и одному ослу. Для сравнения в соседнем селении Вачи, где было 221 хозяйство, на одно хозяйство приходилась одна голова крупного рогатого скота, 5 голов мелкого рогатого скота, на 4 хозяйства одна лошадь или осел.

В XIX в. многие сумбатлинцы отправлялись в Грузию на заработки, где выполняли в основном сельскохозяйственные работы. Дорога в Грузию через горные перевалы была нелегкой, немало лакцев погибало от болезней, голода и холода в пути. В этом отношении представляет интерес рассказ Алила, деда Алимова Юсупа, который, будучи еще несовершеннолетним парнем, был отправлен с взрослыми (Рамазан, Мурта, СютIа, Мустафа и др.) через перевал Лакедаг (лахъазантту) глубокой осенью. Особенно тепло Алил описывает гостеприимство в аварском селении Камилух. По поручению старейшины аула Гитинав Магомеда путников распределили на ночлег по домам горцев. Сам Алил и Мурта гостили у Хадижат, у которой сын Абдула недавно справил свадьбу, женившись на удивительно красивой девушке - Щакии. Очень красочно описывает Алил тот теплый прием, который был оказан гостям в семье Хадижат, до этого совершенно незнакомым им людям, по воле судьбы оказавшимся в ее доме. Гости восхищались той теплотой, с которой аварцы приняли гостей; хотя сами они жили небогато, с искренностью делили хлеб с гостями. Сельскохозяйственные работы сумбатлинцы выполняли на грузинских землях недалеко от реки Алазан.

По рассказам старожилов и сохранившимся легендам, в Лакии в свое время были густые леса с богатым животным и растительным миром. В тех аулах, где пахотной земли было мало, жители вынуждены были заниматься кустарным ремеслом. В Сумбатле до середины XIX в. жителей, профессионально занимающихся ремеслом, не было. Сапожное, лудильное, жестяное дело многие освоили, в основном, начиная с середины XIX в. Отходничеством или другими промыслами сумбатлинцы не занимались, кроме как в сезонный зимный период, в свободное от сельскохозяйственных работ время, как правило, они выезжали работать на железную дорогу. В то же время в Лакии были и мастера золотых и серебряных дел, сапожники, гончары и т.д.

Как выше отмечалось, с древнейших времен сумбатлинцы занимались скотоводством и земледелием, и большинство сумбатлинских семей жило в достатке из-за наличия достаточного количества земли. В селении не было крупных землевладельцев или барановодов, которые бы использовали наемный труд. Здесь относительно богатыми семьями считались семьи Магаева Ибрагима, Меджидова Гаджирамазана, Алилова Ушана и Кьадина, у которых было значительное количество овец и земельные угодья. К ним относилась и семья Хизриева Шамхала, которая имела собственную мельницу и земли. Остальные были средней зажиточности. Видимо, поэтому в селении в период коллективизации при советской власти не был раскулачен ни один человек.

Полученного со своих полей урожая жителям села хватало на пропитание в течение года. Земли в селении были частные, тухумные и общественные. Общественными землями считались пастбища, используемые всеми жителями села для "выпаса скота в летнее время. Такими землями являлись Бюхттул суру, Лагь ссуру, часть летних пастбищ Къулкълу, Ххярагьан, Аьккулалу, Аьлибаг, который позже был обменен на Аьккулалу с колхозом Гаруна Саидова.

В 1930 г. в местности Ккумалу (в настоящее время эта территория села Кули) сумбатлинцы организовали первую коммуну. Ею руководил Магдиев Мага. В ней были объединены крупный рогатый скот 3-х хозяйств: Мутал Ч1ибил, Аминнулва Баттул, Магал. Продукцию животноводства (сыр, масло) делили пропорционально числу коров. Коммуна просуществовала полтора года.

Создание колхоза в селе Сумбатль началось осенью 1934г. добровольной сдачей (контрактацией) овец в местности ХъуннаратIру. Первым председателем колхоза был избран Магомедов Ильяс, участник Гражданской войны, железнодорожник.

Сумбатль не только в Дагестане, но и на всей Северо-Кавказской железной дороге известен как аул железнодорожников. Судьба аула вот уже более полутора столетия тесно связана со стальными магистралями. Несмотря на то, что само селение расположено высоко в горах на расстоянии двухсот километров от железной дороги, трудно найти в ауле семью, которая в той или иной мере не была бы связана с железной дорогой. В Сумбатле более 30 династий железнодорожников, и у каждой общий трудовой стаж превышает 100-150 лет.

Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
Если у вас есть какая-то неопубликованная статья по этой теме, пожалуйста, свяжитесь с нами
Добавление фотографий доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить фото
Добавление статей доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить статью

Гостевая

салам алейкум
11.08.2009
В компании "Пластик-ДА": готовый погреб из пластика - удобно и комфортно!
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru