Односельчане.ru

Автор: Магомед Курбаналиев

Много в Дагестане мелких населенных пунктов, которых нет на карте республики. Но история некоторых из них не уступает истории крупных населенных пунктов. Историю маленького села Эбута Хунзахского района знают немногие сельчане. Сегодня в селе остался один человек, который знает об этом. Это Саадулаев Мирза. Он тоже знает об этом из рассказов людей, которые жили здесь раньше. В селе жила женщина по имени ГIашат. По ее словам ей было 120 лет. Хотя и жила она так долго, но отличалась твердой памятью и очень многое знала из истории села. ГIашат была матерью отца Курбанали - Гусейна, матерью отца СагIадулы и ГIабдурзакъа. У ГIашат были три сына - Малачи, ХIосен, Мирза. Малачи - отец ГIабдуразакъа, ХIосен - отец Къурбанали. Мирза- отец Саадулы. Последние годы жизни ГIашат жила под опекой родителей Мирза.

То, что ГIашат рассказывала один раз, второй раз она не повторяла, насколько много знала она об истории села. С исторической, точки зрения получается, что она была старше имама Шамиля на 20 лет. История села начинается так: Когда ГIашат была маленькой, в селе было семь хозяйств. Их хозяева- представители Хунзахского джамаата. Место расположения села принадлежала Хунзахцам.Это был хутор, где успешно держали овец. Исходя из этого, место назывался ГIи битIараб бакI- ГIи битI-ГIебутIа (Место, где овец можно успешно развести) И так, первыми жителями села были КIудияв Шамиль, КIудияв МахIутI, Батучил ХIусен (из Хунзаха) КIушкIантIи-Константин (Мирзал инсул вакьад) Откуда он не известно. Мне кажется, что он был пленником из Грузии, который осел в селе. Среди них был еще один житель Герги (Георгий) точно известно, что он был из освобожденных рабов, вероятно, тоже их Грузии.

В те стародавние времена, жители гор регулярно совершали набеги в Грузию, откуда угоняли не только скот, но и жителей. Об остальных жителях села того времени сведений нет. Это было время, когда регулярно свирепствовали холера, чума и другие страшные болезни того времени. В Дагестане часто свирепствовали чума, которая уносила очень много жизней. Если утром ворота оставались закрытыми, то это означало, что тут в живых уже никого нет.

С целью карантина, в село не пускали посторонних. Такое же положение было и в Обода. Женщина по имени Патина, очевидно из с. Тануси, не пустили в село, и на обратном пути она прилегла в пещере, находящейся на полдороге между Тануси и Эбута, где и умерла.\ГIанкъвачIиб\.

Пещера Патина - так называется это место и сейчас. Всех, кто умер от чумы, хоронила ГIашат. Она обмывала тела умерших, перед похоронами. Зараза ее не коснулась, так как она раньше болела чумой. Кто жил в деревне перед этим, окутана тайной. То, что раньше здесь жили люди, свидетельствуют старые могилы, которые разбросаны вокруг села. Анализ могил показывает, что людей хоронили по христианскому обычаю.

Есть в селе и коллективная могила на местности ГохIтIа. Никто не знает, откуда кладбище появилось здесь. В истории есть косвенные доказательства. Когда имам Шамиль потерпел серьезное поражение в Готцатль, он вынужден был отступать через Тануси, Гацалух и Ахалчи - в сторону Карата, вместе с раненными. Очевидно проезжая через село Эбута, они похоронили на холме своих убитых. То, что они могут быть воинами Шамиля предполагает и старейший житель села Амиров Шамиль.

Постепенно село стало расти. Причина – заключение браков из с. Тануси. Отец Шамхалова Шахрудина - Шамхал из Эбута. Брат жены Кебеда, его сестра Багистан (Ее имя носит Ибрагимова Багистан). Сестра Кебеда - Сулиянил Залму, ее сестра Гьарихан, мать МалахIумы - все они из Тануси. Их родственники еще живы. Отец Сулиянил Залму, Человек по имени ГIел ХIосен, Машадил жена, Мать ГIумара и Хъатуна – Булул, Мать КъурбангIали – Халун из Тануси.. Гъазияв был из потомков Герги. Жена ГьитIинав ХIажи, Адул НурухIумил жена из ТIануси. Албури из Тануси, жил в Эбута. Гьирдузил МухIумил жена ГьатIият из Тануси. Дети их детей теперь живут там же. Два брака было заключено из других сел. Аракъилав - дедушка по линии матери Мирзы. Его жена их Хунзаха. ГIамира жена из Обода - МутагIилова Патимат. Их дети ГIамирил Шамил и Кавсарат. Представители других тухумов здесь не жили. Шигабудинов Магомед - ученый из Обода пишет, что 200 лет тому назад в Эбута жили 30-35 семей. Мирза Саадулаев считает, что такого количества жителей здесь не было. Девушек замуж на сторону не выдавали. Сейчас девушки села вышли замуж за азербайджанца, за даргинца, кумыка, лакца чеченца. Молодежь деревни заключили браки с русскими, ансалтинцами, оротинцами, рахатинцами, харахинцами, тлаилухцами, арадерихцами, танусинцами, итлинцами, ахалчинцами, гацалухцами, аранинцами. Сегодня в селе около 50 семей.

История жителей села.

У Батучил ХIусена было три сына МухIума, Малачи, КъурбангIали. КъурбангIали тоже имел 3 сына - Малачи, Мирза, ХIосен. КъурбангIали убили по решению шариатского суда. Причина не известна. КъурбангIали был мужем ГIашат, о которой мы говорили. После его смерти, ГIашат осталась с 3 детьми. Однажды к ГIашат пришли члены шариатского суда и в качестве налога на пулю, которым был убит Курбанали, конфисковали последнее платье ГIашат и цепь из очага, так как другого имущества у семьи не было. Я как историк, впервые встречаю термин «налог на пулю»\ гулил хIакъ\ Представители шариатского суда не обратили внимание на то, что ГIашат, практически нищая, воспитывает троих детей. Из безысходности судьбы, ГIашат ходила одетая в старую шубу. Вместо пуговиц использовались деревянные палочки.

На западной окраине села, на большом холме есть неизвестные могилы. У основания холма кладбища, и вспаханного поля, земля осыпалась, и выступили кости покойника. Большой любитель старины, врач Абдулатипов Гасан исследовал череп из могилы. На затылке черепа была пулевое отверстие , а в черепе - сама пуля. Мирза считает, что могила могла принадлежать КъурбангIали, расстрелянного шариатским судом.

ГIашат - сестру Чакар, взял в жены МухIума брат КъурбангIали - в качестве второй жены. У них родился сын, который умер в детстве. Его лошадь копытом ударила. Дибир. Брат Чакара не любил МухIуму. Так- как МухIума очень плохо относился к Чакар. Дибир хотел убить МухIуму. МухIума тоже знал об этом, и тоже хотел убить Дибира. Они старались скрыть это друг от друга.

Оба охотно занимались воровством. Один раз, они пошли воровать баранов, на местности Бугъада, где паслись бараны мочохцев. О том, что они пошли воровать баранов, знал МалахIума. Они были вооружены кремневками (цудахарские винтовки). По местности Кутрата, они шли друг за другом, держа ружья под бурками, готовые стрелять в любую минуту. Дибир шел впереди, МухIума сзади. Не доверяя МухIуме, Дибир держал винтовку наизготовку под буркой. МухIума, который шел сзади, выстрелил в Дибира, но винтовка дала осечку, Дибир повернулся, выстрелил и убил МухIуму.

Дибир незаметно вернулся в село, предупредил двух сестер, чтобы они вели себя осторожно, и спрятался в окрестностях села. На следующий день, когда Дибир и МухIума не вернулись домой, МалахIума отправил человека в местность Бакъда, посмотреть что случилось. Человек насадил шапку на палку и помахал ею, как было условленно, и закричал, что МухIума убит. Дибира поймали и отправили на каторгу в Сибирь на вечные времена.

Спустя 25 лет, когда у русского царя родился наследник, ГIашат написала прошение на высочайшее имя с просьбой об амнистии Дибиру, который работал на золотых рудниках в Иркутске. Дибира амнистировали, и он приехал на родину. Из Иркутска до Буйнакска он добирался 3 месяца. По дороге вынужден был питаться даже травой. В Буйнакске его научили молиться. Когда Дибир приехал в село, он сел на каменный каток перед домом Сайпудина, где тогда был сельский ток. Когда МалахIума спросил, кто сидит там, на катке, ему сказали, что это Дибир, который вернулся из каторгиМалахIума- он потерял сознание. Здесь следует отметить, что не совсем понятна роль МалахIумы в убийстве МухIумы. Можно предположить, что он как-то был связан с убийством МухIумы. Об этом знал и Дибир, по этому МалахIума мог предположить, что Дибир станет разбираться об его участии в заговоре против него, и по - этому ему стало плохо. Когда МалахIума умер, в завещании он пожелал, чтобы его похоронили вне кладбища. Обосновал он свое пожелание следующим образом:

-«Очевидно, найдутся люди, которых я не любил и те, которые меня не любят. По - этому, похороните меня вне сельского кладбища». Согласно завещания, его похоронили на краю тока Абдулмажида. На его могиле есть еще одна могила маленького ребенка. Как родственник, о могиле забоится Мирза. Жена МалахIума Дудулай (бихьинцIутI) была родом из Хунзаха. Ее могила рядом с МалахIума. Когда она болела, ей сделали надрез на локте, целью кровопускания. Не дожидаясь пока рана заживет, она пошла в поле на работу, там получила заражение крови и умерла. Как известно, в народной медицине большое значение придавали кровопусканию. Но не знали о необходимости соблюдения санитарных правил.

Проблемы границы села

 Между Эбутинцами и Ободинцами твердой, определенной границы не было. Когда свирепствовала чума, некому было разбираться, где и чьи земли начинаются. Когда село увеличивалось, вопрос границы был решен следующим образом: Нажмутдин Гоцинский - хозяин огромного количества отар, не имел достаточных пастбищ, для пастьбы овец, по - этому он кочевал по пастбищам горцев, задерживаясь на 10-15 дней на пастбищах конкретного джамаата. На пастбище перед деревней Эбута, его стада кормились 15-20 дней. Так как Нажмудин был имамом Дагестана, долгое время никто не возражал этому. Пастбищ не хватало для самых Эбутинцев, по этому жители села погнали баранов Нажмудина в сторону Обода. Чабаны известили Нажмудина о неслыханной дерзости Эбутинцев, и он приехал на лошади, запасная лошадь всегда следовала за ним так - как он весил много. Приветствуя сельчан, Нажмудин спросил:

- Ну что Эбутинцы, мои бараны мешают вам? В ответ ему сельчане ответили с достоинством:

-Нажмудин, если это место, где ты пасешь стада твое, то оставьте ее себе. Но если это место наше, оставьте ее нам. Ты имам, ты и ученый, по этому сам и посуди.

-Вы правы, - с этими словами Нажмудин сел на коня, обещая что не забудет об этом.

Нажмудин был молодым человеком и не был женат. Его невеста- дочь Сиухских ханов – Патаалилазул. Так как он был богатым, ученым и имамом, ханский тухум согласился выдать дочку за него. При этом Сиухцы поставили условие:

-Мы не можем отправить женщин с приданным, пешком из Сиуха в Гоцо, по - этому сделайте дорогу для телег. Он согласился, и перед каждым селом была поставлена задача - чтобы они методом народной стройки проложили дорогу. Эбутинцы должны были проложить дорогу из с. Гацалух до Тануси. Для сельчан эта дорога была непосильна, так как у нижней границы села ее должны были проложить практически по граниту. Когда Нажмудин увидел, что Эбутинцам это не под силу, он попросил Ободинцев о помощи. Ученые улемы собрали Ободинцев и попросили их делать это, они согласились, но дорогу продолжили не по нижней границе села, а по центру местности ГIуро. В награду за это, Нажмудин не задумываясь, отдал Ободинцам всю территорию ГIуро, расположенную перед селом и ту сторону, обращенную в сторону Обода. Очевидно, Нажмудин не забыл о том приеме, который оказал Эбутинцы его отаре. Этот вопрос автоматически отпал, когда Нажмудина арестовали большевики и расстреляли в Ростове.

И сегодня, говорит Мирза, в Обода есть люди, которые поднимают этот вопрос. Он отвечает им следующим образом:

- Земли я не раздаю, границы знает только Аллах. Те, кто требовали земель и ГIуро, было много, но они ушли в небытие. И земля и ГIуро на месте.

Организация колхоза

Первые колхозы стали создаваться в Дагестане 1934г. Из сельчан первыми вступили в колхоз, который был создан в Тануси - СагIадула, КъурбангIали, Машади. Это был земельный колхоз. Потом начали объединять земли. В Танусинском колхозе пахали не только те земли, которые сейчас пашут, но и ХIото хурги, ГIарахъ мегIерги. Там, в основном получали большие урожаи моркови и ячменя. В основном эти работы выполняли женщины. Плуги, молотильные лолены, кожаные веревки- все таскали на спине. В конце работы возвращались обратно. Таким образом, колхозы начали создаваться повсеместно. Послушав богатых людей, религиозные лидеры выступали против колхозов. И естественно простые люди в большинстве следовали за ними. Таких людей арестовывали ЧК, и многие из них бесследно исчезли. Так, Абдулмаджид из Эбута раскулачили и отправили в среднюю Азию. Шамсудинов Магомед из с. Тануси \ МухIума\ ЧК арестовала, и он пропал. В каждое село приезжали агитаторы, большевиков. По вечерам они собирали людей и рассказывали о преимуществах совместного ведения хозяйства, о Конституции, об Уставе колхозов. Агитатором в Тануси был прислан МалахIусенил Камиль из Хунзаха. В Эбута приезжал Гайдархан из Батлаича. Он пил бузу и между делом говорил:

-Как все, так и мы.

Поэтому, политика бузы не всегда давала свои плоды. Местное население неохотно воспринимали совместные способы производства. Но, так долго продолжаться не могло. Гасан Гусейн из Тануси – чабан-брат КIудиява, отца Равзата, от имени джамаата Тануси послали в Хунзах с напутствием: -Ни в коем случае не соглашаться на организацию колхоза. На заседании районного актива Гасангусейн, как представитель крупного села, не соглашался на организацию колхоза. Был такой обычай, если человек говорил какие то слова, не соответствующие официальной идеологии, его просили публично взять свои слова обратно. Такую же процедуру покаяния предложили и Гасангусейну. Но он упрямо держался за свое.. Тогда в дело вступала ЧК. Гасангусейн исчез бесследно. С помощью политики кнута и пряника всех тех, кто не потупил в колхоз, уничтожили, многие из них были высланы.

В этом отношении, раскулаченным было гораздо легче. Родные и близкие знали, куда их отправляют- в Сибирь или Среднюю Азию. На колхозных собраниях, более или менее состоятельные люди говорили, почему мы должны делиться скотом и имуществом с СахIи, Машади или КЪурахIума или Газиявом\ они были наиболее бедными сельчанами\. Танусинцы не соглашались на колхоз, и Малахумаев Камиль приехал в Эбута агитировать в помощь Гайдархану. На собрании, в большом доме Абдулмажида, Амир сказал, что Эбутинцы не согласны на организацию колхоза.

-Почему?

-Да потому, что если организовать колхоз, то мы не будем иметь даже бобовую солому чтобы затопить очаг. Бобовая солома, наряду с навозом считались ценным топливом.

На это агитатор Камиль сказал:

- Если ты, Амир, будешь голодным, я не буду кушать, если тебе будет холодно я согласен, вместе с тобой замерзнуть.

-Нельзя сопротивляться политике государства. В запасе были угрозы раскулачивания или еще хуже – лишение избирательных прав.

Потом все подняли руки и стали строить колхоз. Переписали скот, орудия труда, и собрали с миру по нитке, чтобы создать колхоз. Колхозное имущество нельзя было ни продавать и не дай бог портить. Если сдохла какая нибудь живность, то она обязательно подлежала восстановлению. Особенно в колхозе ценились лошади, Хайбула\КIудияв\ сдал в колхоз лошадь, и смотрел за ней он сам. По неизвестной причине она сдохла. За это Хайбулу судили в Хунзахе. Судьей в Хунзахе был Макъачов Зайнудин из Батлаича.

Так начали поднимать колхозы в каждом селе. Из- за отсутствия железных плугов, землю пахали деревянным плугами. Каждой семье дали 30-35 соток земли. Изменили породу овец и коров. Постепенно колхозы пошли вверх. Привели в порядок границы между селами. Тем колхозам, у которых в горах было мало земель, дали, кутаны на равнине. Дорога в кутан и обратно, для чабанов была большим праздником Люди, по территории которых шла скотопрогонная трасса, выходили навстречу чабанам с музыкой, песнями угощением их провожали всем селом за околицу. Их встречали всегда хорошо, даже брили им бороды, отросшие по дороге. Чабаны переодевались в новое и въезжали в село практически под музыку. О таких встречах с юмором писал в своих стихах Гамзат Цадаса:

-ГьерекIдерил махъухъаль,

-Нахъасан букIараб сас.

Обратимся к народному переводу:

-От несваренной халвы,

-Желудок бунтовал вслух..

К чабанам с большим уважением относилась и руководители. Они обеспечивали чабанам даже кровати с пружинными сетками. Жили в теплых помещениях. Труд чабана был в почете и у государства. В Обода жил известный чабан Алиханов Мухума. Он получил орден. Когда чеченцев выселили, его отправили в Чечню в порядке трудо- повинности,. И он там умер от голода.

С какими трудностями встречаются чабаны сегодня, при перегоне овец описать невозможно. Хуже чем в аду, признаются они. Особенно большие трудности встречаются, когда перегоняют овец через населенные пункты. Специально открывают ворота, и если баран заглянет, то считай, пропал. Воруют овец, угрожают чабанам оружием, роют западни и ямы. Спаивают чабанов и обманывают. Если кто и сомневается, то можете спросить любого чабана, он вам такое расскажет, что трудно поверить, но все это правда. Моральное разложение общества во сто крат опаснее любого нашествия. Тогда в колхозах не было воровства или присвоение колхозного имущества. Если недостача- считай, украл, если излишек, чтобы своровать- так считали везде. В Шагада на складе работал Сайпудин из Эбута. Недостача составила 300 кг зерна. Чтобы его не судили, родственник МухIумадил МахIамад из своего амбара погасил недостачу. В Шагада зерно возили на спине и в плетеных емкостях -гьегьах. Дояркой работала МалахIумил МахIамадил мать – Баху. 3 кг масла недостача и 1 год в тюрьме в Буйнакске.

Ревизором был Сыдикъ из Ахалчи. После ревизии он не уходил, пока ущерб не был восстановлен. ГъологIучI, плуг или рукь- не имели значение. Отец Мирзы - Саадула в Шагада пас бычков. Один из бычков сдох. Причину выясняла комиссия из района. В замен у Саадулы конфисковали деревянный шкаф, ценная вешь, для того времени. Сначала шкаф находился в колхозной конторе в Эбута, в качестве коллективной собственности, потом его повысили в должности и перевезли в Тануси и, опять же в контору. В конце ХХ в. после списания, ветеран колхозной службы – шкаф, благополучно вернулся в Эбута, достойно и безвозмездно служит, давая пристанище колхозному архиву.

На должности назначали насильно, партия и комсомол долго уговаривали кандидата занять «почетную» должность. Потому- что приходилось отвечать за все. Если бы тогдашние нормы ответственности реально действовали теперь, то мало кто согласился бы занимать «хлебные» должности. Причиной распада, некогда могучего Союза, Мирза видит в том, что руководители всех уровней перестали отвечать за свои дела. Воровство, нечестность, хамство, махровый бюрократизм- все эти составляющие спустились сверху, на партийных крыльях - так считает Мирза. Если кто сможет обвинить меня в предвзятости, при описании колхозного строительства, продолжает он, пусть этот человек попробует перелезать через какой высокий забор и украдет курицу, он исчезнет не оставляя после себя ничего, даже для анализа и никому не будет до этого дела.. Итог 70-летнего упорного труда вложенного в колхозы, растаскали за короткое время и довели народ до состояния быдла- продолжает он. Справедливость его слов подтверждают и классики народа Р.ХIамзатов и МахIмуд Абдулхаликъов. Суть их стихов заключается в том, что, начиная от президента, и кончая, зав фермой, снимаемых за развал и за воровство, смещали на более хлебные должности.

Официальную политику партии в районах проводили райкомы, комсомол, исполкомы, зем. отделы, женотделы и другие институты пролетарской демократии. Женщины редко занимали официальные посты. Первым женотделом в Хунзахе была женщина из Гомеки. На ее головном уборе- чохтIо, висели большие серебряные кольца. Из- под верхнего, нового цивильного платья, выглядывала старая национальная роба. В Батлаиче был человек по имени Муртазали, продавал на базаре всякую мелочь- фрукты, яйца и др.

Он был большим мастером на острое словцо, ему ничего не стоило, увидев человека, сразу сочинить острый, сатирический куплет. Когда Хъомекисей проходила мимо него, он с ходу сочинил след слова на аварском языке:

-ГIинда кIилкIал рарай гъомекиселъухъ

-Гьале гIолохъаби дун холев вуго,

-Херлъун бахIарлъарай бахIрикIиселъухъ

-МахIги бокьулареб рокьи ккун буго.

 

На вольном русском переводе слова звучат приблизительно так:

-Когда гъомекисей, звеня серьгами,

-Мимо проплывает меня,

-Я умираю, о гIолохъаби!

-Старая гончая, молодо плывет,

-Любовь нежеланная, разбудив во мне! 

За острое слово и известность, имя Муртазали вошло и в произведения Г.Цадасы. Гъомекисей пожаловалась на Муртузали начальнику милиции. Тот в свою очередь, зарядившись ответственностью, наказать человека критикующего власть, вызывал Муртузали и у них состоялся следующий диалог:

- Ты такой, сякой мелочник, почему оскорбляешь власть!

Не обращая на него внимания, Муртузали с загадочным видом произнес:

- Мякина кончилась, сеном кормим скот?

Тебя не об этом спрашивают! Начальник с металлом в голосе набросился на Муртузали.

- Почему ты беспокоишь уважаемую женщину! А!!

Лучше я лягу мертвецом, чем продавать яйцо за 10 копеек (КIиго шагьи)

- не моргнув, отвечает подследственный.

- Осел! Здоровенный кулак начальника грохнулся по столу, поднимая вековую пыль и тревожа бирюзовых милицейских мух.

- Тебя не об этом спрашивают! Отвечай!

-Муллы Вы! И ишаки Вы! Три раза СахIи \его жена\ разрешилась от родовых мук, но я ее год рождения не знаю - опять твердил находчивый Муртазали.

-Исчезни с глаз моих! -не выдержал начальник.

Если бы Муртазали не сыграл в дурачка, его дело могло бы кончиться печально. Никому не прощалось оскорбление активистов.

Постепенно жизнь колхозов наладилась. В конце года подводили итоги и получали заработанное. Оставляя часть на семена, часть инвалидам, остальной урожай распределялся на трудодни. Мясо, масло зерно деньги. Улучшилась жизнь народа. Для бедняков и неимущих создавали спец фонд. Ради справедливости надо сказать о том, что не все колхозы могли жить благополучно. Такие колхозы как Чегь, МачIхъал, КIахъиял, ЧIандал не могли успешно хозяйствовать. Не только в Хунзахском районе, но и в других районах были подобные колхозы. Для исправления положения им давали земли на равнине. Такие колхозы были и на территории Чиркея, Ленинкента, Гъазма и т.д. Им государство выделило деньги, строительный материал построили дома школы больницы и т.д. Такая работа находила свое выражение и в материалах писателей и поэтов призванных освещать труд строителей коммунизма.

Расул Гамзатов написал следующие слова, прославляя труд горцев:

- МугIрул тун авлахъалде гочарал магIарулал,

- Гьарула цадахъ босе магIарул яхIги махIги,

- Цадахъ росе кIочонге магьал раччулел гIарщал,

ГIамал кIодоблъарабго, кIичIкIичIун цере лъезе.

Теперь для тех, кто забыли, что они аварцы по рождению, переведем эти слова вольным переводом.

- Ле аварцы!

- Кто, оставив горы, переселился на авлахъ,

-Не забудьте прихватить аварские честь и дух!

- Не забудьте, \ повторяю\ прихватить, кожаный гIарщ (веревка из кожи) для магьа. \Магь - единица измерения веса, равная лошадиной силе для женщин. Или груз сена, который можно унести на спине. Все зависит от того, кому несешь, себе или колхозу, примерно 50-60 кг. на км. под углом не менее 30-40 градусов вверх.

- Когда гIамал \ ай характер- примечание автора\ сильно увеличится можно использовать в качестве аргумента.

Война. Когда началась Великая Отечественная война, на фронт ушли:

1.Алискандил Магомед,

2.МалахIума,

3.Сулиянил ХIосен,

4.Айгун,

5.ХIайдариг,

6.ГIусманхIажияв,

7.Машадил ГIумар,

8.Муин,

9.Къебед,

10.ХIажиясул МахIамад (Муж Кавсарат),

11.ТIагьир,

12.ГIабдулатIип.

Вернулись 4 человека:1.Машадил ГIумар,2.Муин,3.ТIагьир,4.ГIабдулатIип.

Курбаналиев Гусейн был призван в армию в 1939г., служил на Дальнем Востоке. Участие в военных делах не принимал и был демобилизован в 1945г.

Старики и дети, женщины которые оставались в тылу на себе испытали все тяготы войны. Целыми сутками они работали на полях, принимали участие в оборонительных работах, особенно тяжелым был 1942г. Немцы дошли до Моздока. 26 чел. из Тануси и Эбута были мобилизованы для сооружения оборонительных укреплений. Некоторые бомбы со слов очевидцев падали даже на берег Каспия. В районе Акбулакюрта, и в Аксае рыли окопы. Из тех людей, которые участвовали при сооружении укреплений в живых остались Саадулаев Мирза и Амиров Шамиль. В армию Мирзу не брали, так как у него не было одного глаза. Голод, малярия непосильный труд и вши – вот неполный перечень тех проблем, которые присутствовали при этом. В своих стихах посвященных этому периоду Г.Цадаса прославлял подвиг населения на трудовом фронте.

Об Абдулмеджиде и его семье

 Я Курбаналиев М.Г.- автор этих строк, учился в Пржевальске. С 1972-по 1976гг. и встречался в Нижнечуйске с Абдулмеджидом. Сколько я помню, в селе говорили, что Абдулмеджида выслали в Казахстан, фактически же он жил на территории Киргизии -60 км. от Фрунзе\ Бишкека\., в райцентре Нижнечуйск. Семья Абдулмеджида жила на окраине райцентра, на небольшом острове, образованного речкой, Чу. Эта территория расположена на границе с Казахстаном. Границей служит речка, Чу. Я часто бывал в Нижнечуйске и очень хорошо знал семью Абдулмажида. Один раз он рассказал мне свою историю раскулачивания. Нас отправили сюда в ад, но мы попали в рай - любил говорить он. Дело в том что, по словам односельчан, с детства он работал как проклятый, всегда ходил в одной длинной рубашке из бязи, черной от пота. Стирали редко, считали, что от стирки ткань быстро портится. И не удивительно, что он был в деревне относительно состоятельным человеком. Когда Председатель президиума Верховного Совета ДАССР Шамхалов Шахрудин приехал во Фрунзе по государственным делам, он специально приехал к Абдулмеджиду и сказал ему:

- Абдулмеджид, вернись на родину, получишь обратно свой дом. И решим другие проблемы.

Он не согласился. До войны в районе Нижнечуйска проживали раскулаченные крестьяне из Саратова, Чечни и Дагестана. Режим был суровым, лагерным, без пропуска нельзя было выходить за пределы отведенной территории. Во время Великой отечественной Войны, все мужчины добровольно ушли на фронт. А женщины под палящими лучами ухаживали за коноплей. Да, да за той самой коноплей, которая получила свое второе рождение. Дело в том, что из стебля конопли на канатных заводах удаляли сердцевину и делали классные веревки. По словам женщин, которых там работали, это был тяжелый труд.

Надышавшись пыльцой конопли, женщины часто падали пьяными, остальные накладывали на лицо мокрую тряпку, вытаскивали на край поля и через полчаса- час просыпались и снова в поле. Говорили что это солнечный удар. Ни у кого даже в мыслях не было что это наркотическое зелье. А конопля под жаркими лучами солнца вырастала ядрено, высотой 2,5-3 метра. Комендатуру тоже ликвидировали к этому времени. Сейчас в Нижнечуйске живут сыновья сына Абдулмежидова - Магомеда и его жены Хъатун. Ахмед, Сулиян, Расул и их дети. В 2-х километрах от Нижнечуйска, во 2-м отделении живет дочка Патаали и его жены Патимат из Сивуха- Шамсият и ее муж, мой брат Абдурахман сын Гусейна из Эбута. У них два сына Магомедали и Шамиль. Брат Шамсият - Нуцал живет в с. Гоцатль с женой и детьми.

Впервые мне пришлось поехать в Нижнечуйск зимой. Меня приятно удивили тот прием, и отношение этих людей к гостям. Утром в 6 часов все взрослые вышли меня провожать, хотя стоял лютый холод. Когда узнают, что приехал гость, все взрослые и молодежь приезжают к тому, кому приехал гость. Наперебой приглашают в гости, делают подарки.

Одним словом, мне показалось, что эти люди смогли сохранить те обычаи и порядки, которые они унесли с собой, когда покидали Родину. По сравнению с Дагестаном, тогда там жизнь была легче. Каждая семья держала скот, сколько сможет, и могла существовать относительно состоятельно, по сравнению с Дагестаном. Сейчас трудностей больше. Чтобы пахать арендованную землю, надо платить, за полив, за удобрения - за все надо платить. Да и отношение к нашим людям там другое. То есть, особо не любят. Это заметно, когда сбываешь урожай, или продаешь мясо на рынке в Бишкеке.

Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
Если у вас есть какая-то неопубликованная статья по этой теме, пожалуйста, свяжитесь с нами
Добавление фотографий доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить фото
Добавление статей доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить статью

Гостевая

ваалейкум салам
06.05.2011
САЛАМ АЛЕЙКУМ ВСЕМ ГОСТЯМ
20.11.2010
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru