Односельчане.ru


«Мэр» Гамсутля. Вы видели его в «YouTube»

Поделиться:
Абдулжалил Абдулжалилов
Абдулжалил Абдулжалилов

Пришла печальная новость - умер Абдужалил. Единственный, кто оставался жить в покинутом и заброшенном людьми ауле Гамсутль. Теперь уж совсем, без него, опустел аул-призрак. Добрый, смешной, ироничный, малость блаженный, искренний и гостеприимный. Он рад был любым гостям. Поил их чаем и подавал мёд с собственной пасеки. Твёрдый, в вперемешку с прополисом, но невероятно вкусный. "Мэр города Гамсутль" - как в шутку его называли. "Последний из могикан" - как называл себя он сам. Аул и человек. Они дополняли друг друга. Человек заново вдохнул жизнь в него, а аул, можно сказать, в благодарность, сделал его знаменитостью. "А вы видели меня на Youtube?" - так и вижу, как он слегка улыбаясь произносит эту фразу, обращённую девушкам из нашей компании. Пожалуйста, посмотрите его на Youtube...

Иногда нужно делать паузы, чтобы сбежать от рутины, забыть о делах и отправиться куда-нибудь. Встать с первыми лучами солнца, закинуть за спину рюкзак с вещами, расчехлить фотоаппарат и пулей вылететь из дома, чтобы с условленного места сбора отправиться в путь в компании своих друзей-единомышленников. Ведь всякое большое путешествие начинается с маленького шага. В этот раз – в Гамсутль.

Впервые увидел его на плакате-календаре еще в юности. Это был монохромный снимок аула, раскинувшегося на склоне горы словно застывшая вулканическая лава. И вот пришло время увидеть все своими глазами: пройти по едва уловимым узким улочкам аула, заглянуть в остатки домов и, может, понять, почему все-таки жители покинули свое родовое село?

- А вы видели меня в «Ютубе»? – слегка прищурившись и как бы невзначай интересуется Абдулжалил Абдулжалилов, когда мы поднимаемся вверх по узкой тропе, ведущей в аул, желая, по всей видимости, произвести впечатление, в особенности на девушек из нашей компании. Годы сознательного уединения в покинутом людьми ауле сделали его известным медийным персонажем. С легкой руки журналистов и популярных блогеров о нем узнали далеко за пределами родного Дагестана.

Раньше в Гамсутль вела дорога, на всем протяжении укрепленная каменной кладкой. Абдулжалил рассказывает, что сельчане смотрели за ней, и чуть ли не за каждой семьей был закреплен небольшой ее участок. Но теперь все заросло бурьяном и крапивой, которая зло жалит ноги, и я понимаю, как сильно погорячился, отправившись в поход в шортах, и злюсь на Абдулжалила – мог бы предупредить.

IMG_2194.jpg

Наш провожатый не умолкает ни на минуту. Перескакивая с темы на тему, с русского на аварский, общаясь на нем в основном с Асей, которую он старается опекать на всем протяжении пути, он словно спешит выложить нам все свои истории и наблюдения.

- Я последний из могикан, – говорит он, слегка улыбаясь, и тут же указывает на выступающую скалу в стороне от дороги: - А в этом месте обитают джинны. Мне не верят, но я несколько раз своими глазами зимой видел следы на снегу.

Чем выше мы поднимаемся, тем опаснее дорога. Местами тропа проходит по краю пропасти. Захватывает дух, и ощущается прилив адреналина. Взору предстают все более живописные горные пейзажи, в отдалении открывается вид на аул Чох.

Через несколько сотен метров мы оказываемся в лесу с причудливо изогнутыми деревьями, россыпью земляники под ногами и родником с кристально чистой водой. Абдулжалил говорит, что это и есть самая настоящая живая вода, которая наделяет путника целебной силой и обладает омолаживающим эффектом.

И вот он, Гамсутль. Издали он похож на вершину пирамиды, основание которой далеко внизу, под горой Гамсутльмеэр. Аул кажется естественным продолжением скал, словно выходит из камня и так же обращается в него снова. А остатки древних домов, слившись с ландшафтом, больше напоминают покинутые ласточками гнезда, в которых когда-то присутствовала жизнь.

Время тут словно остановилось, и все это больше походит на декорации к какому-нибудь историческому фильму. Кажется, что сейчас кто-то скомандует: «Стоп! Снято!», и все вокруг зашевелится, задвижется, как в муравейнике, в упорядоченном хаосе.

- На самом деле одиночество не так страшно, как о нем говорят. К нему тоже можно привыкнуть. Да и не так я одинок, как это может показаться, – продолжает Абдулжалил, ставя чайник на печку-буржуйку уже у себя дома, когда мы сели обедать в комнате без ставней.

Здесь чувствуется отсутствие женщины – всюду царит «творческий беспорядок»: с потолка свисают соты, портфели и чемоданы, а по диагонали на протянутых веревках сохнет его одежда, центр композиции которой составляют его штаны. На нескольких полках устроились домашняя утварь и инструменты, необходимые ему в хозяйстве, и небольшой радиоприемник – его связь с остальным миром.

gamsutl_06.jpg 
Фото Дмитрия ЧИСТОПРУДОВА, Николая РЫКОВА/Агентство «Восток»

- Время от времени я хожу в Чох за продуктами и пенсией. Да и чтобы друзей и родственников повидать. Это зимой тут глухо, а летом повеселее. И гости, бывает, приходят.Тут я не выдерживаю:

- Почему? Почему ты сюда вернулся? - рассчитывая услышать, пусть и с изрядной долей пафоса, слова об отчем доме, памяти предков, о поселившейся в нем боли за свое родное село…

Но Абдулжалил не был бы Абдулжалилом, если бы не ответил в своей манере, просто и незамысловато:

– Я просил родичей психолога пригласить, а они психиатров привели. Поэтому после психушки пришлось укрыться здесь.

И я снова злюсь на него за то, что легенду испортил. Я не унимаюсь и задаю вопрос, который меня волновал, и хочу услышать ответ, за которым сюда приехал:

– Почему люди все разом покинули аул? Ведь здесь могилы их предков.

Абдулжалил вновь, не мудрствуя лукаво, отвечает:

– Они ушли за лучшей жизнью.

Остаток времени мы пьем чай с медом вперемешку с прополисом с его пасеки, слушаем его бесконечные истории. О том, что время, а его у него предостаточно, он проводит за чтением книг, слушает радиоприемник, работает по хозяйству, принимает редких гостей и пишет стихи. И что, несмотря на то, что он один и лишен многих благ, которыми пользуемся мы, он по-настоящему счастлив.

- И к тому же я теперь еще и знаменитым стал. Вы видели меня в «Ютубе»? – спрашивает он как бы в первый раз, и опять его вопрос адресован в основном девушкам.

За чаем и разговорами время утекает, нам пора возвращаться в город, в наши каменные джунгли. И надо поторапливаться, потому что прошел дождь и выбираться из аула будет трудно.

Абдулжалил вызывается нас проводить, не прекращая что-то рассказывать, а мы, несмотря на жестокое нападение крапивы, слушаем его.

Мы – дети наших городов. В их лабиринтах ищем то ли самих себя, то ли смысл жизни. Но иногда надо делать паузы, умчаться куда-нибудь от суеты и забот, чтобы на время забыть о смысле всего, что мы делаем, и подарить себе хотя бы один незабываемый день. Ведь важно не сколько дней в нашей жизни, а сколько жизни в наших днях. Иногда для этого нужно просто сделать один маленький шаг.

Поделиться:
 
Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru