Односельчане.ru

Об этом селении бытует повествование, что оно появилось в результате переселения на новое место (где в настоящее время находится Калкни) жителей Цурцачи. У одного жителя Цурцачи постоянно пропадала корова, а находил он ее у мавзолея (у пира) среди леса (место, где находится в настоящее время Калкни). Место это было очень выгодно для жизнедеятельности. Оно было ниже уровня Цурцачи, от этого температура воздуха была выше, а расположение  в окружении лесов и гор способствовало развитию строительного дела: строились жилые помещения, помещения для хозяйственных нужд и т.д. И жители Цурцачи стали постепенно, переселятся на новое место, которое получило название Калкни, что является производным от слова «Кьял» - означающее в переводе с даргинского «корова».

Все эти события относятся к концу XVI века, нетрудно было установить по записям на надгробных плитах (на старом кладбище), где указанны даты одной из первых захоронений, относящихся к концу XVI века. Та же дата, конец XVI века указывает и последнюю запись на надгробных плитах в Цурцачи. Таким образом, легенда о переселении является достоверным фактом.

Но остановиться на этом мы не можем, сказав, что вот таким образом появилось селение Калкни. А как же мавзолей (пир)!? Ведь он к этому времени уже существовал, значит здесь, еще задолго до этого переселения, жили люди, было поселение. В доказательство этому в 1977 году при строительных работах на Северо-западной окраине селения Калкни обнаружен могильник, расположенный в местности ореховый склон (Къабикъарла бах!). Здесь обследованы три, а юго-восточнее современного кладбища у дома Магомеда Рабаданова одна каменная гробница. Изучением этих могильников занимался известный историк Салихов. В книге «Древние культуры Северо-восточного Кавказа» была опубликована статья Салихова «Калкнинские могильники», где он подробно описал содержание этих могильников в форму их строительства. По изученному инвентарю, обнаруженному в могильниках, было установлено, что датируются они первым тысячелетием нашей эры.

Значит на территории современного Калкни, было поселение, относящееся к первому тысячелетию нашей эры. Но как оно называлось; кто там жил и почему оно опустело. Для этого мы обратимся к разным источникам, которые пишут о событиях  в Дагестане этого периода.
Но о событиях в Дагестане в VII-XIII веках известно в основном из сочинений арабских историков и географов 1X-XIII вв. Абу – Хамид ал Гарнати, араб родом из Испании, проживший весь 1130-й год в Дербенте и «Тарих ал – Бабва Ширван» - небольшое историческое сочинение, написанное жителем Дербента (имя автора неизвестно).

Так вот в этих и ряде других источников упоминается поселение под названием Шандан, иногда пишется Синдан, Масдар, причина этого в особенностях арабской графики, локализовать трудно. Судя по маршрутам Мирвана, это сосед Хамрина, там пересекаются пути из Зирехгерана в Хамрин, из Хамрина в Табасаран и Лакз. В Шандан входят села Дибгаши, Чишили, Ираки, и к тому же Шандан, сосед Хазарии. Далее источники продолжают, что Шандан расположен между селами ал Карах (Уркарах) и Чумли. Как раз то место, находилось селение Калкни. Из этого следует, что на месте нынешнего Калкни было поселение под названием Шандан. Что же могло означать слово «шандан»? До сих пор калкнинцы в разговоре часто используют слово «шинтан», что означает «сталь», тем самым, сравнивая село и жителей со сталью.

Более достоверным доказательством утверждения о том, что Шандан был соседом Хазарии, является инвентарь, обнаруженный в Калкнинских могильниках (это и лошадиная сбруя и доспехи воинов – кольчуга, шлем, наконечники копий). «Фрагменты железного шлема позволяют полностью восстановить его вид. Железный пластинчатый шлем сфероконической формы имел в районе Тульи размер около 21 см… Точные аналогии нам неизвестны, но в подобной технике изготовлены шлемы, найденные на памятниках  III-V вв.Северного Кавказа Причерноморья»1. «Даргинцы входили в состав (или в сферу влияния) Кавказской Албании, державы гуннов, затем и Хазарского Каганата»2. Вот это сходство с воинствующей Хазарией является причиной подобных захоронений, не относящихся к исламскому периоду.

А что являлось причиной постоянных разорений Шандана? Об этом лучше других источников рассказывает «Тарих ал Бабва», который сообщает о том, что сын первого дербентского эмира Мухаммед ибн Хашим через два года после прихода к власти совершил в 886 году газейский поход на Шандан, захватив селения Дибгаши и Чишили.

Что могло привлекать дербентского эмира в этих скудных горных скалах?

Убедительное объяснение этому дает выдающийся востоковед В.Ф. Мироновский: «Чишили и Дибгаши расположены в небольшой долине, орошаемой верховьем реки Артузен (Башлычай) на дороге из Уркараха в Маджалис. Уркарах, Дибгаши, Чишили все вместе могут рассматриваться как группа аванпастов, защищавщих и Хайдак и Дербент от нападений с запада, а именно с бассейна четырех койсу и, прежде всего, из Акуша».3

Итак, понятно стремление дербентского эмира «запереть» путь для войска из акушинских земель и бассейна четырех койсу к Дербенту. Однако этот газейский поход был только началом походов на Шандан. В 901 году Мухаммеду ибн Хашиму пришлось отражать нападение Хазарского царя на Дербент, к тому времени Шандан сблизился с Хазарией, «успехи» 886 года сошли на нет, поэтому, эмир, заручившись военной поддержкой ширваншаха Али ибн Хайсама, предпринял новый поход на Шандан (приблизительно 909 – 912 гг.) – но безуспешный….

Когда они дошли до ворот (прохода Гаппкай) Шандана, произошло сражение, окончившееся неблагоприятно для мусульман. Али ибн Хайсам и эмир ал Бабва были взяты в плен вместе с 10 тыс.мусульман. «Неверные поделили мусульман между людьми Шандана, Серира и Хазарии. Те, кто попал к серирцам, через три месяца были отпущены без выкупа. Али ибн Хайсам и эмир ал Бабва были также освобождены и отправлены в их страны: но те, кто были пленниками хазар и шанданцев, были проданы и спаслись очень немногие. Среди племен неверных в пограничной области ал-Бабва злейшим врагом мусульман был народ Шандана» **

Вот этому высказыванию «о злейших врагах мусульман – Шанданцах» новым доказательством являются обряды и верования, восходящие к язычеству, сохранившие и поныне.

Так, например, во время летнего солнцестояния, когда земля изнывает от жары, калкнинцы совершают обряд вызывания дождя – «забурай». Все в селении, от мала до велика, собираются вместе и начинают ходить вокруг кладбища и читают молитву вслух. Затем отправляются в местность Цурцачи к роднику, который здесь находится, обливают друг друга водой, а затем те, кто являются первыми в семье – спускаются в родник и обливаются водой. Также заставляют животных кричать, как бы моля бога о воде.

И, конечно же, все эти суеверья уходят своими корнями в историю Шандана.

Старожилы села рассказывали, что когда-то селение Калкни было очень густонаселенным, что даже яблоко, брошенное на крышу дома, в верхней части села могло преодолеть все село, не упав на землю.

Но нашествие Надир Шаха не миновало и Калкни. По пути в Зирехгеран препятствием войску Надир Шаха стало Калкни. За это сопротивление шах очень жестоко расправился с детьми. Калкнинские дети были собраны на току и растоптаны лошадьми. История хранит память этих событий в местных названиях, таких как «ХIа шурагьи» (кровавый очаг), где до сих пор после дождя трава бывает красной, как будто пропитанной детской кровью.

Все, что угодно, но простить шаху это зверство по отношению к детям было невыносимо! И калкнинцы нанесли удар войску шаха на обратном пути в ушелье Гапкай от которого в полной мере персы так и не оправились. «Об этом тухуме предание, что он разбогател в ушелье Гапкай (ниже Калкни); из отбитых въюков у персиян два верблюда нагруженных золотом, вошли в дом Ахмед-кади».4

О старейшинах этого села рассказывают, что звали его Ахмед-кади. Уже в преклонном возрасте (лет 60-ти) он был еще не женат, его вывели ночью на улицу показали на небо с вопросом, видит ли он звезду. Когда он утвердительно ответил, его женили. Дожил он до возраста, пока дети от этого позднего брака не выросли и не встали на самостоятельный жизненный путь. О нем упоминается и в книге «Памятники обычного права Дагестана в ХVII – ХIХ вв.» следующее:: «в селении Калкни-тухум супни, глава тухума – Амма; из тухума в окружном суде кандидат в депутаты от Уркарахского наибства Ахмед-кади: Ахмед-кади отличается способностями: знает адаты, памятлив, ловок, исполнителен в поручениях. Тухум этот считался первым по богатству в мюра. Из этого тухума старшина в Калкни Магомед».

Почему самый богатый род в мюра жил именно в Калкни, почему начальника Кайтагского табасаранского округа избирали представителя Калкни. Да потому, что именно Шандан, а затем и Калкни было одним из главных центров в этом районе. Да ведь и центр Кайтаго-табасаранского округа был образован выходцами из Калкни.

Источники:
1 Статья Салихова «Калкнинские могильники» в книге «Древние культуры Северо-восточного Кавказа»с.173.
2 Статья «Даргинцы». Республиканский научно-популярный журнал «Возрождение»1998г..№4
3 Магомед Р.Д. Даргинца в дагестанском историческом процессе. Т.1/ 2т. – Махачкала. 2001г.
** Там же.
Комментариев нет (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
Если у вас есть какая-то неопубликованная статья по этой теме, пожалуйста, свяжитесь с нами
Добавление фотографий доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить фото
Добавление статей доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить статью
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru