Односельчане.ru

Автор: Фэхрэддин Орудж Гэрибсэс, "Очерки истории Митаги"

ПОСЕЛЕНИЕ НА ГОРЕ КУНДАХАР

В 17 километрах к юго-западу от древнего Дербента, на горке Кундахар  расположено село Митаги, которое входит в административную границу Дербентского района. Поселение стоит на высоте семисот метров над уровнем Хазара. На пути к основному селу расположился в подоле предгорий еще один моносоставный по языку  отселок, образованный переселением жителей из Митаги, Митаги-Казмаляр. Оба села наряду, с азербайджанским языком, сохранили  в качестве бытового средства общения иранский диалект. Село Митаги является одним из часто рассматриваемых и  называемых историками сел, расположенных вдоль оборонительной стены Сасанидов Дагбары.

Природно-географическое положение Митаги можно определить как высокогорное, а села Митаги-Казмаляр как предгорное. Повышение земной поверхности от Каспия к отрогам Митаги обусловило  перемену умеренного теплого климата в нижнем селе Митаги-Казмаляр на суровый зимний климат и прохладно-летний в верхнем. Климат можно охарактеризовать как влажный. Природные условия верхнего села Митаги полублагоприятны  для развития культурных растений, что нельзя сказать о нижнем селе, где вольготно растет на богарных склонах отменный виноград, миндаль и все сельскохозяйственные злаки.

Фауну митагинских лесов и лугов составляют такие виды животных как дикий кабан (хуг), шакал (чаггал), лиса (тюлки), волк (джэнэвэ), барсук (пусуруг), заяц (хагуш), белка (деле), дикая кошка (эвшэ назу), джейран (джейран), ежик (джеджю).

Расположение сел Митаги и Митаги-Казмаляр обуславливает их микро-климат. Восточная сторона вышеназванных поселений открыта, откуда часто дуют морские ветры. Туманы - характерны для Митаги и редки для Митаги-Казмаляр. Как правило, туманность атмосферы наблюдается ранней весной и осенью. По опыту многих лет самым холодным месяцем в регионе можно считать февраль, а самым   жарким периодом – август. Ороним Кундахар этимологически восходит к иранским языкам, где композитное гнездо распадается на «кун» (подножие), «дахар» (скала). Интересно, что и хороним Дагестан (даг – «гора», тюркские языки, «стан» - страна, иранские языки)  в  персидских языках имеет форму Куhистан (Страна гор).

Митагинские земли простираются на запад к административной границе Табасарана, а предгорно-низменные земли тянутся от подножий горы Кундахар до федеральной трассы Ростов- Баку. На востоке сел высится величавая гора Джалган, стоящая на высоте 709 метров над уровнем моря. В наименовании горы, как отмечают языковеды, историки и исследователи региона, отложилось название древнего прохода  южнее Дербента – Чога, чола, чула, чора . На склонах Джалган-тау вольготно растут смешанные лесные массивы, доходящие до сел Митаги и Митаги-Казмаляр.

Почвенные пласты села Митаги  разнообразны. Встречаются покровы желтой глины (зэдэ хак), везде можно встретить слои белого песка (сибире гум), причем на глубине сорока сантиметров. Редко встречаются в микроареале и известковые пласты, редки и слои специальной глины для обмазки глиняных полов (гюльсэ). Специальная глина (гюльсэ) находится на самой поверхности земной коры.

Флора рассматриваемых нами поселений представлена различными микропоясами. В лесном микропоясе можно встретить такие  виды растений как граб (велес), ясень (денде), клен трех видов (гейгаб), дуб (палут), бук (пип), карагач (сийе да), лиана (гура), тополь (гаваг), тис (зэрнаб) .

Из полукустарников в митагинских землях можно выделить такие виды, как калина (шуш гэлья), шиповник (ковхарек), боярышник (зару), мушмула (эзгил), алыча (элюче). Интересно отметить, что митагинцы граб называют «афун да», (железное дерево), а калину «шуш гэлья» (палка для кальяна). В лесостепном  поясе можно встретить кустарники держидерево (сие тэлю), мушмула (эзгил).

Кустарниками покрыты все участки митагинцев до поселения Камах к северу, исключая травянистые луга, пролегающие кругом. Низкорослые кустарники используются жителями сел как материал для ограды посевных и садовых  участков. В небольших чащах самым распространенным является кизил (зугал): белый и красный. В диалекте митагинцев бытует устойчивое фразеологическое сочетание  «зуггаламиш нении» с семантикой: «не говори так много». Пояс лугов покрыт обильно взрастающей травой трилистника (се бэлги). Добротный растительный мир  луговин украшают насаждения плодовых деревьев груш и яблонь, привитые на дички. Встречаются также дикоплодоносящие виды груш «хугил»,  и яблок «джире сиб». Самым распространенным кустарником этого региона можно считать ежевику (тутмиш). Дикорастущий виноград «гура» встречается двух видов: черный и белый. Не редкость в луговой полосе и дикорастущая айва с мелкими плодами (би). Из косточковых культур можно назвать сливу (дамбул). Травяной покров лугов состоит из цветов и кустарничков. Встречаются и съедобные травы как щавель (туршенг), кошачья лапка (пай назу), мокрица (джимджилим), дикий лук (гендене), конский щавель (hандалу), дикий укроп (джалами), крапива (гезне), мята (пурна).

На лугах весной и особенно осенью растут различные виды грибов, однако митагинцы используют отдельные виды. Им знакомы только белый гриб и опята, остальные грибы  не применяются в пище. Митагинская флора отличается видами вечнозеленых растений, на склонах горной гряды Кундахар растет тис (зэрнаб), который украшает приход Нового года в домах митагинцев. Поселения со всех сторон, кроме восточной, обрамлены густыми лесами, между этими лесными массивами простираются луга вдоль горной стены, до села Рукел.

Гидросеть сел в основном составляют подземные сточные воды, которых очень мало в нижнем селе Митаги-Казмаляр. Названия родников (гидронимы) в обоих поселениях имеют арабские и иранские лексические значения. По этой семантике можно определить ориентировочный период построения того или иного родника. Приведем ряд гидронимов с лексическим иранским корнем в составе: «Ов пак»  (чистая вода), «Ов гут» (желанная вода), «Ов зугла» (кизиловая вода), «Ов муг»  (магическая вода), «Ов хани» (ханская вода), «Ов вадамарейи» (место водостока),  «Чин дахар» (глаз скалы), «Ов дигах» (вода из двух источников), «Шах-шах» (поднимающаяся вода), «Ов ковха» (вода старейшин).

К гидронимам с арабским элементом в структуре можно отнести такие названия родников, как «Халифе» и «Хэбэш» (название племени эфиопов, Эфиопия в диалекте митагинцев звучит как Хэбэшистан, страна эфиопов.)

Обширна сеть источников, имеющих в названии антропонимический пласт, к таким относятся гидронимы: «Ов Хэмид» (вода Гамида), «Ов Агамирзейи» (вода Ага мирзы), «Ов Батдал» (вода Батдала), «Ов Гасани» (вода Гасана), «Ов Абдурахмани» (вода Абдурахмана), «Ов Зейфетдини» (вода Зейфетдина), «ОвГусейхани» (вода Гусей хана), «Махмуде овhайу» (воды Махмуда). Второй компонент в гидронимах указывает на имя человека, который построил или когда-то  благоустроил и вычистил вышеназванные источники воды. В микроареале также нередки соленые источники. У входа в лес в восточном направлении к Джалган-тау наличествуют места  Шуре овhа (соленые воды). В лесных массивах криницы воды-не редкое явление. Рядом с названными солеными источниками располагается Зелю новур (озеро пиявок). Там же находится перепутье дорог Митаги - Джалган. К югу от равнины Кафери (равнина неверных)   находится еще одно озеро Ушаг батан (там, где утонул мальчик, тюркские языки).

К северу от Митаги расположилось еще одно поселение Сасанидской эпохи Камах. Село находится на гребне гряды, по которому тянется Горная стена, там же высится фрагмент этой стены, который виден далеко от подступов к поселению. Топоним Камах, как указывает А.Бакиханов, должен был иметь форму Кемахие , возможна также параллель с топонимом Шемахи. На наш взгляд, название могло отложиться от этнонима кимаки народа, который жил на прикаспийской низменности. От села Камах до равнины Кафери простирается Бенд (закрытие, перегородка, митагинский диалект). Этот хребет закрывает видимость села Митаги-Казмаляр с северной стороны. Из Камаха  лесная дорога тянется в  Митаги. По этой лесной дороге можно выйти на местечко Кума Омари, (шалаш Омара) расположенное в подоле горки Кундахар, которого аборигены двух сел называют «пристанищем туманов». На восточной стороне села Митаги-Казмаляр есть еще один хребет Себила (ничейная земля, митагинский диалект) на котором издавна красуются три дерева – Сата да.

К востоку от двух сел находится сельское общество Рукел . Лесная дорога в это село проходит через лесной массив Дашде овше (оберегаемый лес), именно этот лес служил для автохтонов двух сел местом строительных материалов при возведении жилищ, а также из сырья этого леса изготавливались деревянные орудия труда. На западе сельское общество Митаги граничит с поселением Мугарты, которое долгое время служило для жителей Табасарана перевалочным пунктом на пути в Дербент. С востока земли митагинского общества примыкают к угодьям села Сабнава .  Как гласит предание, первоначально на месте аула поселились три бедняка для подачи сигналов о приближении врага с севера. Передавались эти сигналы кострами на цитадель Нарын-кала на дербентском холме. Несколько лесных дорог ведут из Митаги и Митаги-Казмаляр в село Верхний Джалган. Все эти тропы пролежаны средь дремучих лесов, где ранней весной обильно растет дикий лук (гендене) и здесь же обитают много ядовитых змей. В селе Митаги ныне наличествуют 60 дворов с количеством жителей 650 человек. Трудные бытовые условия в верхнем селе вынудило население искать себе благополучные места для проживания. Из-за этого многие жители переселились в Митаги-Казмаляр, где относительно неплохие условия. Отселок Митаги-Казмаляр по численности три раза превышает первоначальное поселение с численностью 1300 человек и 260 дворов. Новостройки имеют тенденцию передвижения к федеральной трассе Ростов-Баку, на равнинные земли Кафери. Народонаселение в двух селах с незапамятных времен занимается земледелием и скотоводством. Во второй половине XX  века в  Митаги-Казмаляре начали культивировать виноград, а в последующие годы и клубнику. На богарных землях и склонах вольготно взрастает миндаль, виноград (около двадцати сортов), клубника. В прошлом жители в основном культивировали такие злаковые культуры как пшеница (зэде гендум), (сийе гилчиг), ячмень (джуh), полба (периндж), чечевицу (мерджимек), горох (нухут). В настоящее время прослеживается частичный отход от выращивания вышеназванных культур из-за сложности обработки земли на предгорных склонах.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНОСА 

Происхождение и этногенез митагинцев в науке не изучены, все исследователи, касаясь истории сел размещенных вдоль стены Даг бары, ограничиваются  называнием и фрагментарным  упоминанием их иранского происхождения. Данная работа является, по сути, первой попыткой заглянуть в прошлое, проследить основные периоды развития, дать характеристику языку (диалекту) митагинцев, выявить экономические, политические, этнокультурные  тенденции, выделить основные виды коммуникаций этого маленького народа со своими соседями и дагестанцами в целом.

Кто они митагинцы? Этот вопрос не раз заставлял задумываться любого представителя этого субэтноса. Ясно одно, что этногенез и формирование митагинцев нельзя рассматривать локально от исторических и экономических судеб  жителей сел, расположенных по обе стороны Даг бары, да и всего дагестанского народа. Судьба митагинцев тесно связана с историей народов Южного Дагестана, еще в большей степени она связана с историей Табасарана. Подтверждения этим высказываниям мы находим в многочисленных исторических хрониках арабских, персидских, турецких авторов. Много интересного и полезного в этом отношении предоставляют нам и исследования дагестанских и азербайджанских ученых, которые затрагивают разные сферы обитания  рассматриваемого нами региона.

По уведомлению хроники «Тарихи  Дербенд-Наме», жители многих сел Табасарана являются потомками первых переселенцев из Гиляна и Кемана .  Этот же источник сообщает об этом более подробно: «Таваспаран первоначально был населен колониями из разных этносов Аравии, Ирака, Хамса, Джезире, Дамаска, Мосула, Палестины, Азербайджана» .

Затрагивая историческое происхождение поселений и этногенез их жителей, известный историограф Аббаскули-ага Бакиханов пишет: «Обитателями восьми деревень в Табасаране – Джалган, Рукел, Камах, Мегатыр, Зидьян, Митаги, Гимейди, Бильгади находящихся вблизи развалин города, основанного Ануширваном в связи с дербентской крепостью, говорят на диалекте древнеперсидского языка» .

По мнению А. Бакиханова эти поселения были образованы в результате разрушения большого города  Баб-эль-Хадид (железные двери, арабский язык), расположенного когда-то на месте старого Бильгади, севернее Дербента. По материалам фольклора бильгадинцев, как нам стало известно, это город назывался Шэлкэни (Чалкэни-место, где вырыта яма, палатализация ч-ш, митагинский диалект). Как гласит предание, Шэлкэни был разрушен в результате сильного землетрясения. Действительно там, где был город, имеется глубокая яма, вероятно, для наказания провинившихся граждан. Можно предполагать, что первоначально город назывался (при иранском правлении) Шэлкэни, а арабы назвали его по-своему Баб-эль-Хадид. Как мы уже отмечали, топоним Шэлкэни указывает на иранское происхождение самого села Бильгади. Об этом свидетельствуют все топонимические единицы в микрорегионе. Еще в XIX веке старики и женщины в этом селе разговаривали на иранском диалекте, каким общаются  ныне митагинцы. В XII- XIII веках поселения низменного предгорья попали под сильное влияние турок сельджуков, именно в этот период на субстрате во многих селах данного микроареала сформировался тюркско-азербайджанский говор, сохранивший в словаре множество иранских слов. Села Бильгади и Гимейди в недалеком прошлом утратили  иранский диалект. Еще в конце XX века старики разговаривали на этом диалекте. (Свидетелем этого факта был автор этих строк.) Только жители села Джалган не утратили диалект иранского языка фарси, о котором мы будем говорить особо, ибо он (джалганский диалект) существенно отличается по многим параметрам от митагинского наречия.

Метаязыком для дифференцированного в полноправную языковую единицу татского языка, митагинского диалекта, джалганского наречия является, несомненно, персидский язык средневековья, или как определили лингвисты, пехлевийский язык.

Наша цель: выяснить происхождение и формирование ирано-язычного  этноса говорящего на одном из наречий фарси по оставшимся материалам археологии, истории, географии, эпиграфики, фольклора.

Мы намереваемся решить эту задачу на примере двух ирано-язычных сел в Южном Дагестане.

Во времена  Великого Переселения на Кавказ, в частности в  горные проходы вокруг Дербента, были  мигрированы разные племена при разных правителях. Самым многочисленным, то есть релевантным, были ирано-язычные народы. Недаром и название Дару-бенд (закрытые двери, митагинский диалект) прочно зафиксировалось за Каспийским проходом.

Первые сообщения об иранских племенах в дозорных пунктах Горной стены  в Табасаране, мы находим в сочинении армянского историка Мовсеса Хоренаци, при описании им похода маскутов, поддержанном иранским шахиншахом Шапухом II, там же упоминается народ таваспар, что можно идентифицировать с этнонимом табасаран .

В первом тысячелетии д.н.э. ирано-язычные этносы занимали доминирующее положение на всех предгорьях Северного Кавказа, не потому ли топонимика этого края, то и дело, изобилует иранскими лексическими элементами.

Отметим, что в топоединицах присутствует и арабский лексический пласт, видимо, являющийся для некоторых наименований вторичной по происхождению. Даже в более поздних названиях, относящихся к средним векам, эти элементы сохранились.

Что касается топонимов Митаги, Камах, Бильгади, Гимейди, Зидьян, то в них наличие арабского лексического элемента не вызывает полемики. Следует считать, что эти поселения полностью сформировались уже при арабах, но построены они были, несомненно, при иранских правителях.

Особый интерес представляет для науки факт сохранения митагинцами первоначального субстратного наречия фарси. Остается неясной, как этнос не имея письменности, являясь языковым анклавом в Южном Дагестане, удаленный от основных носителей  языка столетиями в активной форме сохранил персидский  бытовой говор. Одним из факторов сохранения иранского диалекта митагинцами можно назвать природно-географическое положение пункта. Малые народы, как показывает история, ассимилируются  и растворяются в больших городах. Дагестанские горные поселения наглядный пример тому, где на отдельных участках склонов и отрогов живут носители разных наречий, но с целостностью духовной и материальной культурой.

Митагинцы оказались удаленными от многих событий, происходящих на равнинах прикаспийской низменности, естественно и от неизбежных языковых процессов, что создало реальную базу для сохранения средневекового языкового реликта.

Время обитания иранских племен на берегу Каспия уходит в глубину второго тысячелетия до нашей эры. Огромные по численности ирано-язычные этномассивы занимали просторные южные полосы России. В начале первого тысячелетия до нашей эры племена сако-сарматской группы, относящиеся к североиранской языковой ветви, распространились и в европейских степях. Жителями одного из крупных государственных образований (VII  до н.э.) Мидии были древнеиранские племена мидийцев. Известный исследователь Ирана и иранской лингвистики Э. Грантовский безоговорочно относит мидян к ирано-язычным народам . Этого же мнения придерживаются А. Сумбатзаде, И. Алиев. Мидяне при Ахменидах занимали привилегированное положение после персов. В III веке до нашей эры из-за Волги продвигаются в прикаспийские степи народ сарматов. В I веке из этого племенного сообщества выделяются аланы. В середине III века Сасаниды продвигаются к Албанским воротам, но укрепиться здесь им не удается. В конце того же века Сасаниды подчинили себе Албанию и разместили на важных участках сатрапии своих вассалов. По данным источников V века, примерно в 440 году, Сасаниды имели уже в проходах вокруг Дербента свои гарнизоны. С конца VI века начинаются завоевания Сасанидами Западного Прикаспия.

Создание Дербентских оборонительных стен исследователи связывают с именами трех иранских шахов: Ездигерда, Кавада, Ануширвана. Здесь нужно отметить, что имена этих правителей, на наш взгляд, отложились в топонимике региона. Город Ездигерди-Шехристан исследователи локализуют поселение в районе южнее  Дербента, топоним Куба (Азербайджан), по нашему мнению, образовался от антропонима Кубад (Кавад), наконец, имя уника времени Ануширвана отложилось в ойкониме Ширван. Арабский историк Ат-Табари в «Книге пророков и царей» пишет: «Царь Фируз (Пероз) воздвиг в области Сул (Чора) строение из камня с целью оградить свою страну от проникновения тех народов. Царь Кавад, сын Фируза, воздвиг в этих местах после своего отца много сооружений, а когда вступил на престол Хосров, то по его приказу были построены города и укрепления в области Сул из камня» . Протяженность стены Даг бары, проходящей через Митаги, историки определяют в пределах семи фарсахов, что составляет 40 километров. Арабские авторы Ибн-аль-Факих и Якуби подтверждают, что стена проходит по «лесистой местности обрывистой горы, через которую не пройдешь». Очевидно, что речь идет о горе Джалган-тау по гребню, которого протянулась Стена.

Таким образом, становится очевидным, что появление поселения Митаги неразрывно связано с возникновением горной Стены. В митагинском диалекте эта стена называется, как и в персидском языке «бару» (стена, ограждение).

В исторической литературе много сообщений о проходах в Горной стене, а именно об их количестве. Называются 7 и 14 крепостей (бенд). Такие крепости как Митаги, Камах, Дарваг были восстановлены арабами в VIII веке, что свидетельствует об их существовании ранее до этих событий, еще в доарабский период истории. Арабы по своему обыкновению могли сменить названия поселений вдоль Даг бару. По отношению к топониму Дарваг можно высказать предположение, что этимологически топоним восходит к иранскому Дэрваг, (Ср. Дэрбэнд) где «дэр» (дверь), «ваг» (открытый). На это указывает и А. Генко, замечая, что арабы могли топоним модифицировать, то есть арабизировать в виде «Дарбак». Патриарх дагестанской исторической науки Расул Магомедов придерживается другого мнения, выводя топоним из арабского «Дар-уль-Вагиэ» (майдан разных происшествий). По нашему мнению  топоним Камах восходит к арабскому  гнезду «кэмахи» с семантикой «неизменный».

Учитывая выше перечисленные проблемы нас, особо интересует топоним Митаги.

КРЕПОСТЬ НА ГОРЕ 

Нынешнее название Митаги рассматривать, как объект топонимии для исследования было бы неправильным. Очевидно, что название выдержало трансформацию в первую очередь фонетическую, сохраняя первичную семантику. В современной транслитерации, на устах самих митагинцев, топоним звучит в виде Мудейи. Возникновение (номинация) и развитие топонима следует тщательно проследить по периодам исторического формирования. Семантика топонима неоднозначна. Митагинцы сами себя именуют «мудейниха». Название села можно встретить в разных вариантах. Приводим неполную парадигму этого топонима, встречающегося в исторических хрониках и в народной речи, не только митагинцев: Митаhи, Мютахи. Метахир, Мутайи, Мудейи, Мэтахи, Митаги, Митэйи, Мюддайи. Арабский этимон «мюддайи» имеет лексику «не согласный». В исторической литературе хорошо описаны методы заселения шахами своих отдаленных сатрапий. Они непослушливых граждан, злостных нарушителей заселяли вдали от родного края, даже брали к себе в заложники их детей и родичей. Народная этимология гласит, что первыми поселенцами Митаги были иранцы  из числа таких граждан. С другой стороны, Сасаниды, вряд ли могли безнадежных людей размещать на самых важных участках оборонительной стены. А Митаги своим геополитическим положением и статусом отличается от других дозорных пунктов. С горы Кундахар видна вся равнина Кафери, откуда иранцы ждали хазар, гуннов. Сигналы подавались кострами, которые были видны на горе Джалган, где тоже был пост, оттуда сигнал передавался дальше. Арабское слово «Эмтеха» означает «молочно-товарный». Если учесть, что жители поселений издревле занимались животноводством, эту версию можно считать не лишенной резона. Народная этимология приводит множество  лексических значений топонима. Вот одно из них: будто название имеет семантику «село, где можно остаться», видимо, от иранского (митагинского) слова «мунде» (оставаться), а слово «деhи» (диh) означает село . Вполне допустима версия «село для остановки», но она не может быть принята из-за того, что отображает семантику на иранских языках, когда как топоним, как известно, арабского происхождения. Семантика топонима никогда не подвергалась анализу, поэтому мы должны тщательно изучать название села, чтоб вывести наиболее близкий, наиболее точный смысл. Митаги-это современное русское звучание топонима. Доминирующей версией, на наш взгляд, из приведенных, является все-таки «молочно-товарный».

История Дербента показывает, что вдоль Горной стены, в продолжение цитадели, Сасанидами были возведены кроме горных фортификационных сооружений и сторожевые башни, стоящие через определенные расстояния. Остатки  такой башни видны во фрагментах Даг бару в селе Митаги.

Таким образом, крепость Митаги явилась одной (если не сказать самой важной) из 14крепостей, расположенных вдоль Горной стены. Становится очевидным, что уже  к IV  веку здесь были воины-иранцы. Вот что сообщает по этому поводу В. Минорский: «Иранцы начали проникать в этот район (Дагестан) в очень раннее время в связи с необходимостью защищать северную границу Персидской империи. Возможно, что уже при Ахменидах предпринимались некоторые меры для защиты Кавказских проходов от набега с севера – присутствие иранских поселенцев поблизости или в самом проходе Закавказья, должно было сыграть важную роль в поглощении и вытеснении местных жителей» .   Интересное сообщение на этот счет мы находим в работе русского ученого А. Комарова, который пишет: «Сасаниды, покорив Атропатену (Азербайджан) в IV веке укрепили оборонительный комплекс Дербента, для охраны которого они переселили сюда иранцев, потомками этих переселенцев являются жители восьми сел в Таваспаране» . Несомненно, что  это села: Джалган, Рукел, Митаги, Мугарты, Камах, Гимейди, Бильгади, Зидьян. Наличие в этих поселениях выходцев из Ирана подтверждают и другие источники. Среди ирано-язычных народов Каспийского ареала издревле бытует такая легенда, думаю, что она очень интересна и имеет непосредственное отношение к расселению иранцев в проходах Кавказа. Как рассказывают, в далекие времена блуждали по свету в поисках лучшей доли  ирано-язычные племена. Надоело им скитаться в степях, где нет воды и условия жизни плачевны. И решили старшины этих племен разделиться на две группы и найти подходящее  место для постоянного проживания. И постановили они одну часть племени послать в горы, а другую группу за Хазар и условились, что если какая из групп найдет приличное место для обитания, то даст знать другим. Так одна группа ушла в горы Средней Азии, другая через Хазар в предгорья и обосновались эти племена. Остановившиеся в горах племена увидели, что кругом одни  труднодоступные скалы, и не стали звать остальных, а в предгорьях иранцы подумали, что зимой холодно, летом мало воды, зачем же звать остальных. И назвали они свои обиталища соответственно: Дарваз (открытые двери), а в предгорьях назвали место Дарбенд (закрытые ворота). Так они остались жить порознь.

А в историческом плане нужно отметить, что заселение проходов, на наш взгляд, произошло при правлении иранского шаха Шапура (309-379). По-видимому, в названный период в сторожевых пунктах были дозорные смены  воинов-иранцев, дислоцированные здесь для оповещения  о приближении врага.

В период правления иранцами Дербентом, (IV-VI) в состав регулярных войск Сасанидов входили и переселенцы из различных провинций Ирана. Заселение самых отдаленных завоеванных провинций (сатрапий) практиковалось на Востоке задолго до этих событий. Особо усердствовал в этом вопросе Хосров Ануширван. Караульные в проходах были верны и надежны Сасанидам, большинство таких воинов проживало за пределами Дербента в поселениях сельхозокруга, расположенного вдоль Горной стены. Об этническом составе первых поселенцев можно судить только по косвенным данным. Иранский этнический элемент, видимо, был доминирующим, и после вторжения арабов в регион. Очевидное иранское происхождение села Митаги не вызывает сомнений в исторической науке. Но отметим и тот факт, что  и  других поселениях вдоль Горной стены очень много топонимов, гидронимов, оронимов иранского происхождения, хотя эти села с XII века находятся в тюрко-язычном ареале.

Этническая карта этих сел могла меняться, хотя не кардинально, но частично, ибо  арабские полководцы и эмиры тоже практиковали переселенческий метод в укреплении завоеванных территорий. К VIII  веку этнокартина сел вдоль Даг бару по составу была, на наш взгляд, ирано-арабской, где доминантой наличествовал иранский первичный этнос. Это определение полностью относится к поселению Митаги. В диалекте митагинцев много арабских лексических гнезд, которые порой в азербайджанском языке не представлены, значит, арабский элемент привнесен в этот микроареал самими арабами в VI-VIII  веках, то есть без посредника. Именно арабы благоустроили крепости в проходах и арабизировали топонимы. Свои основные предназначения эти крепости теряют к X веку. Автор начала XII века аль-Андалуси пишет о Горной стене, которая уже утратила свое первоначальное предназначение.

Оборонительная стена породила массу легенд и неправдоподобных преданий. Одно из преданий гласит о том, что стены Даг бару  скреплены свинцом. Однако кроме извести в стене ничего не обнаружено. Каменные пласты (лаше санг, митагинский диалект) придают строительству грандиозный характер. Интересно, что и митагинцы, как и персы называют эту стену «бару» (ограда). Последним иранским шахом  персидских сатрапий  в Дагестане, был Ануширван Хосров. Арабский летописец Баладзори сообщает: «Кавад (Кейгубад, 488-531) построил 360 городов на горах Баб-эль-Абваба, которые вследствие кровопролитных битв были разрушены. Ануширван выстроил город Баб-эль-Абваб и провел стену до гор Таваспарана» . Другой арабский историк Аль-Масуди сообщает: «Ануширван сделал  стену выступающей на одну милю от берега, а с другой стороны протянул до горных укреплений Таваспарана» . В сообщении о Горной стене Ибн-аль-Факих  пишет: «Из 360 замков 11 находятся во владениях Таваспарана» . Горная стена проходит по гребню лесных массивов через село Митаги, Камах, Дарваг и доходит до села Ягдыг Табасаранского района. По описаниям И. Спасского на склоне горы Джалган-тау Стена отходила от юго-западной башни цитадели, вдоль ущелья поднималась на вершину горы, оттуда тянулась к селу Митаги. Из Митаги стена проходит средь лесов до Камаха.

Первый план Даг бары был составлен участником похода Петра I в Дербент Дмитрием Кантемиром. Кантемир с охраной из 20 человек в 1722 году за один день осмотрел стену от Дербента до Камаха. Был составлен план с указанием состояния стены. Из двух фортов на горе Джалган один назван «киоском». Интересно, что митагинцы и ныне часть горы называют «кушк» (киоск,  митагинский диалект). Слово имеет расширенную семантику «замок или дворец». На подступах к Митаги показан еще один форт, а в Камахе обозначено наличие крепости, которая видна далеко от самого села. На плане Кантемира недалеко от цитадели (в ста саженях) обозначено еще одно ныне исчезнувшее поселение «Пирдимиски». Очевидно, что топоним передан в искаженной форме, правильно Пир-Дэмэшги (святой Дамаск, персидский язык). После 1720 года об этом селе никаких сведений нет. Сохранилась и карта этой части Горной стены, которую составил 1820 году подполковник Коцебу.

В 1887 году детальный план Даг бару составил Р. Эркерт. По этому плану Стена заканчивается у села Ягдыг в Табасаране. В 1928 году Е. Пахомов обследовал Горную стену и пришел к выводу, что стена строилась в VI веке. При арабах участок от Бильгади до Кара-Сырта (Табасаран) уже не имел особого значения. А участок Горной стены от Дербента до Бильгади служил исправно и при арабах, о чем свидетельствуют куфические надписи.

Таким образом, Горная стена за Джалган-тау упирается в обрыв, затем  подходит к Митаги. В лесу Стена осталась не полностью, в  самом селе она проходила по бровке горы Кундахар. Остались фрагменты сооружения посреди улиц аула.

В селе Камах Стена  сохранилась среди лесных массивов. Ф. Симонович писал об этом участке: «По обеим сторонам сего места продолжается линия упомянутых укреплений, из которых знатнейшая башня на  Камахской горе, командующей всем и сими местами». Этот факт относится 1796 году. Фрагменты Стены наблюдаются между аулами Камах и Зидьян. У аула Зидьян сохранилась часть форта Зэвэр гала (верхняя крепость, митагинский диалект). Между аулами Зидьян и Бильгади тоже не наблюдаются останков Горной стены. Аул Бильгади, видимо, в оборонительной системе играл особую роль как крепость, запирающая выходы из ущелья на плато. За названным поселением сохранился форт обычных размеров. Здесь же имеется крепость, откуда виден подход к хребту.

Соединяющие форты существовали по всей длине Стены. Они сохранились в долине между Джалганским хребтом и поселением Митаги. Фрагменты Горной стены можно обнаружить в районе сел: Зидьян, Камах, Бильгади, Зиль, Дарваг, Татиль. Сасаниды при строительстве искусно использовали естественные кручи местности. По самым последним данным Стена  заканчивается у села Хапиль в Табасаране. Интересное рассуждение мы находим у исследователя С. Хан-Магомедова: «7 фарсахов длины Стены у Якуби составляют около 40 км. Сообщение о том, что стена выведена до Табасарана тоже правильно, ибо Хапиль и Татиль-это первые поселения в Табасаране на всем протяжении Горной стены. А разве сообщения Якуби о семи крепостях, охранявших ворота в проходах, не подтверждается расположением такого же количества современных аулов вблизи ее остатков» . От Камаха Стена тянется до села Зидьян и дальше в Бильгади, откуда ветка простирается чрез аул Гимейди в Дарваг. Еще недавно между аулами Митаги и Джалган можно было наблюдать четырехокошечные сторожевые форты, которые ныне не сохранились. Несомненно, что такие форты были  возведены по всей длине Даг бары. В этой цепи Митаги был самым важным опорным пунктом, который служил стратегическим целям Сасанидской державы. Ануширван разделил завоеванные сатрапии на мелкие княжества, чтоб легче было управлять ими. Митаги входил в княжество Табасаран, которым управлял табасараншах. Центром этого княжества был город Эриси (старый, табасаранский язык). В этот же период продолжается интенсивное переселение иранцев на крайние участки кавказских сатрапий.

Количество крепостей вдоль Стены разнятся у различных авторов. Араб Якуби, не называя число крепостей, констатирует: «Шах (Ануширван) завоевал Дербент, Таваспаран, Беленджер. Он построил город Коликала (идентификация невозможна, видимо «келе» - большая, персидский язык, «кала» - крепость, арабский язык) и многие другие, заселив их персами».

Другой историк Ибн-Аль-Факих пишет о 7 проходах (крепостях) в Горной стене «у каждого из которых есть город и живут в них персы» . Ибн Хордадбех сообщает о 14 проходах, но не называет их. Многие историки, в том числе известный дербентовед А.Кудрявцев отмечают, что во всех дозорных крепостях вольготно проживали воины-иранцы, переселенные из Гиляна, Кемана и Мазендарана.

2 комментария (если вы хотите оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь)
04.08.2011

Не пойму, почему потомки иранских переселенцев, живущие на табасаранской земле, в настоящее время называются азербайджанцами?. То же самая ситуация и с потомками арабских переселенцев.

Кому это выгодно?

05.09.2011

Уважаемый, с каких пор Митагинские земли стали табасаранскими и чем тебе не нравятся азербайджанцы. А про табасаранцев советую прочесть книгу профессора Гасанова - вашего земляка....

Если у вас есть какая-то неопубликованная статья по этой теме, пожалуйста, свяжитесь с нами
Добавление фотографий доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить фото
Добавление статей доступно только зарегистрированным пользователям
Добавить статью
Кредиты ставки по депозитам кредитное сообщество.
© 2009-2015 г. Односельчане.ru
Все права защищены
 
Рейтинг@Mail.ru